ПЕРВАЯ МИРОВАЯ. КАЗАЧЕСТВО | Портал о наградах, орденах и медалях России, СССР и стран мира
Авторизация:
База данных номеров наград

Открытая база наград и награждений СССР

Каталог орденов и медалей России

Общий список наград РФ

Каталог орденов и медалей СССР

Общий список наград СССР

Почетные звания Российской Федерации

Поиск наград

Доска объявлений для, кто потерял или хочет вернуть найденную награду

Главная » Награды Первой мировой войны, Новости

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ. КАЗАЧЕСТВО

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ

КАЗАЧЕСТВО

 

КАЗАЧЬИ ВОЙСКА РОССИИ

К началу Великой войны в составе Российской империи существовали 11 казачьих областей (казачьих войск). Казачьи области в азиатской России тянулись от Астрахани до реки Уссури (впадает в Охотское море). Вдоль границы, соответственно, располагались Астраханское, Оренбургское, Сибирское (соратники Ермака), Забайкальское, Семиреченское, Амурское, Уссурийское казачьи войска. После присоединения Средней Азии казачьи поселения остались на прежнем месте, но пограничную функцию нести перестали. В других областях располагались Донское, Кубанское, Терское и Уральское казачьи войска — дислокацию можно представить по названиям. В казачьих областях проживало к началу 1914 года примерно три миллиона человек.

 

Что это? Праздникъ сегодня?

Люди у каждыхъ воротъ,

Отперта церковь Господня,

Валомъ къ ней валить народъ...

 

Изъ-за садовъ переулка

Сколько сбежалось ребятъ...

Колоколъ тяжко и гулко

Разомъ ударилъ в набатъ...

 

Около той водокачки

Что-то читается вслухъ,

Плачуть, я вижу, казачки,

Скачетъ казакъ во весь духъ...

 

Лица задумчиво строги,

Замерь подавленный крикъ...

На повороте дороги

Крестится дряхлый старик...

 

Сборъ объявили сегодня –

Къ вечеру выступить полкъ...

Отперта церковь Господня,

Благовестъ грянуль... и смолкъ.

 

Владимир Петрович Опочинин (Вавин)

 

АМУРСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Свою родословную ведет с казаков, которые еще в середине XVII века пытались закрепиться на Амуре, но были вынуждены отступить под напором китайцев. В 1858 году после проведения новой русско-китайской границы на Амур были переселены почти 14 тысяч забайкальских казаков, отобранных по жребию. В 1890 году было образовано отдельное казачье войско со столицей в Благовещенске.

АСТРАХАНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Ведет свою родословную с 1837 года, когда в Астрахани из калмыков была образована трехсотенная казачья команда. В 1750 году на ее основе сформирован Астраханский казачий полк в 500 человек, пополненный донскими казаками, татарами и калмыками. В 1817 году учреждено Астраханское казачье войско, состоявшее из представителей этих же народов.

ЗАБАЙКАЛЬСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Ведет свою родословную от казаков, появившихся на Дальнем Востоке в 1639 году. Забайкальцы осваивали новые земли и охраняли границы с Китаем и Кореей. Официально войско было учреждено в 1851 году, причем в число казаков были записаны не только православные, но и исповедующие буддизм буряты, тунгусы, эвенки. Забайкальцы подавляли восстание в Китае в 1900 году, сражались против японцев в 1904—1905 годах и против немцев в Первую мировую. В Гражданскую войну большинство забайкальцев поддержали белых, сражаясь под началом атамана Семенова.

ТЕРСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Образовано в 1860 году, но родословную ведет с терских и гребенских казаков, с XVI века охранявших южные рубежи России от набегов горцев. В 1882 году к Терскому казачьему войску был применен устав о воинской повинности Донского войска. Все подразделения Терского казачьего войска участвовали в Первой мировой войне. В период Гражданской войны большинство терцев поддержали белых, что объяснялось острыми земельными конфликтами между казаками и представителями местных кавказских народов.

ДОНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Ведет свою родословную со времен Древней Руси. Территории, на которых жили донские казаки, в 1786 году были объединены в отдельную административную единицу — Область Войска Донского. В мае 1918 года на этих же землях появилось новое государство — Всевеликое Войско Донское, ведущее борьбу с большевиками и являвшееся союзником Добровольческой армии Деникина.

КУБАНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Образовано в 1860 году, однако старшинство ведет с 1696 года, когда отряды запорожских казаков отличились при взятии турецкой крепости Азов. После ликвидации Запорожской Сечи было создано Черноморское казачье войско, которое после слияния с кавказскими линейными казаками образовало второе по численности казачье войско России — Кубанское, которое пополнялось также государственными крестьянами и отставными солдатами.

ОРЕНБУРГСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Ведет свою родословную с 1574 года, когда после покорения Казани была создана оборонительная линия для защиты южных рубежей Московского царства от набегов степных народов. В 1748 году здешние казаки были объединены в Оренбургский нерегулярный корпус, преобразованный в 1803 году в казачье войско. Оренбуржцы принимали участие в покорении Средней Азии, а также во всех основных военных кампаниях Российской империи.

СИБИРСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Образовано в 1808 году, но свою родословную ведет с казаков Ермака Тимофеевича. В 1840-х годах увеличилось почти в два раза за счет зачисления в казаки крестьян, как сибирских старожилов, так и переселенцев. Сибирцы участвовали во многих кампаниях Российской империи, но особо отличились при покорении Казахстана и Туркестана. Столицей края являлся Омск. В 1867 году из состава Сибирского было выделено Семиреченское казачье войско.

СЕМИРЕЧЕНСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Образовано в 1867 году из 9-го и 10-го округов Сибирского казачьего войска для охраны границы Российской империи в Туркестане. Семиреченцы участвовали в покорении Средней Азии, в том числе в Кульджинском походе 1871 года, Хивинском походе 1873 года, Кокандских походах 1875 и 1876 годов. Войсковой столицей считался город Верный, а станицы Надеждинская, Любавинская и Софийская были названы в честь дочерей генерал-губернатора Колпаковского. В 1921 году Верный переименовали в Алма-Ату, ставшую столицей Казахской ССР.

УРАЛЬСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Свою родословную ведет с 1584 года, когда на реке Яик (Урал) обосновались казаки-переселенцы во главе с атаманом Гугней. На государственную службу они были зачислены в середине XVII века. В 1772 году недовольные наступлением на традиционные вольности яицкие казаки подняли восстание, переросшее в следующем году в крестьянскую войну под предводительством Емельяна Пугачева. После того как это движение было подавлено, казачьи вольности оказались еще больше ограничены, реку Яик переименовали в Урал, а Яицкое казачье войско в Уральское. Примерно 10% уральских казаков составляли... мусульмане и буддисты.

УССУРИЙСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

Самое «молодое» казачье войско Российской империи. Образовано в 1890 году на основе полубатальона Амурского казачьего войска и расширено за счет переселенцев — донских, оренбургских и кубанских казаков.

В 1900 году уссурийцы отличились при подавлении «боксерского» восстания в Китае, а в 1904—1905 годах — в войне с Японией. Активно участвовали в охране дальневосточных рубежей Российской империи и борьбе с шайками китайских разбойников-хунхузов.

 

Все казачьи области обладали особыми привилегиями и владели значительными наделами земли, отчего и должны были нести «царскую службу» — формировать за свой счет нерегулярные воинские подразделения. Размер этого своеобразного «военного налога» зависел от численности населения того или иного казачьего войска. Кстати, казаки были освобождены от всех (!!!) денежных налогов, в том числе за пользование угодьями (рыбная ловля, лесной промысел, промысел полезных ископаемых). Государство от них требовало только защиты. Очень любопытная форма взаимодействия — воистину казачья вольница, которую они готовы были защищать в Гражданскую, да и не только.

Казаки в Российской империи были одновременно и примером гражданских свобод, и основой порядка и законности. Все решения, касающиеся быта, принимались только на общих собраниях. Станичный сбор и выборная станичная администрация выполняли военные, полицейские, хозяйственные и судебные функции. Станичное правление следило за очередностью несения военной службы и станичных повинностей, следило за порядком, нравственностью и соблюдением обычаев, разбирало склоки, жалобы, наветы и конфликты, обеспечивало при необходимости конвойные функции, заботилось о противопожарной безопасности... Всего и не перечислишь. Кстати, доходы станиц были тоже «общедолевой» собственностью. Атаман давал ежегодный отчет «обчеству» — куда и в каком объеме пошли деньги за аренду войсковых земель, от продажи вина в питейных домах, куда направлены доходы от общественных мельниц и штрафов. Потому что идти они должны были только на общественные нужды — дороги и мосты, паромы, зимовники для лошадей, больницы и иные общественно полезные объекты.

Судебная система тоже была крайне любопытна. Судом первой инстанции являлся суд поселкового или хуторского атамана. Если решение этого суда казак считал для себя не справедливым, он мог обратиться в суд «стариков» или суд понятых, в зависимости от сути разбираемого вопроса. Ну а если и они решили не по справедливости — тогда уже суд высшей инстанции — суд станичного или хуторского схода. Его решение было окончательным и обжалованию не подлежало. Конечно же, каждый имел право обратиться и в официальные судебные инстанции. Но там (вполне традиционно для России) дела рассматривались долго и по большей части несправедливо. Так что желающих испытывать судьбу находилось не много.

Весьма занятно, что государство, с его централизованной самодержавной структурой, не только мирилось с таким устройством двенадцати областей империи, но и всячески его поддерживало. Может быть, потому, что у казаков, в отличие от всего остального населения страны, в свободном обращении находилось оружие? С вооруженным народом власть почему-то считается больше, чем с безоружным...

А казаки, как известно, не только имели оружие, но и умели им пользоваться. Воспитанию воина был подчинен весь процесс семейного и общественного уклада жизни. Трехлетние казачата умели ездить верхом на лошади по двору, а пятилетние бесстрашно скакали на лихом коне по улицам станицы по своим детским и не детским делам. У мальчиков чуть не с рождения воспитывали выносливость и смекалку. На специально отведенных за станицей площадках старые казаки обучали юношей верховой езде, стрельбе, владению холодным оружием и джигитовке. Упражнения для обязательной джигитовки включали: стрельбу с коня и рубку чучел, поднимание предмета с земли (справа и слева), подъем на коня пешего товарища, увоз раненого одним или двумя всадниками, соскакивание и вскакивание на коня в движении. Попробуйте на досуге... Упражнения для вольной джигитовки были еще более сложными: умение положить коня на землю после резкой остановки, скачка «о дву-конь и три-конь» с пересадкой с одного на другого, движение группой и в строю, умение двигаться, стоя на коне, переворачивание в движении лицом к хвосту коня и скачка в таком положении, расседлывание скачущего коня, метание копья или пики в цель на ходу...

Так что империя, мирясь с общественным укладом и вольницей, получала взамен вполне себе боеспособную армию. Самое многочисленное Войско Донское в мирное время обязано было выставить 17 казачьих полков, несколько армейских, артиллерийскую батарею и 22 отдельные сотни. Кубанское — 11 полков, пять пластунских (пеших) батальонов, пять батарей, две сотни конвоя его величества и сотню при наместнике Кавказа. Оренбургское войско — шесть конных полков, Терское и Забайкальское войска — по четыре полка, Уральское и Сибирское войска — по три полка. Менее значимые — от полка до нескольких сотен. Всего — порядка 23 000 человек. После объявления войны казаки были обязаны выставить уже... 146 полков, 41 сотню, 22 пехотных батальона и 38 батарей конной артиллерии общим штатом 178 тысяч человек.

Несколько слов просто необходимо сказать про конвой его величества. Это была элитная часть русской гвардии, единственное эскортно-церемониальное подразделение, на которое возлагались реальные функции охраны царствующих особ. Конвойные сотни комплектовались чеченцами, дагестанцами, ногайцами, черкесами, крымскими татарами, уроженцами современного Азербайджана. И ни у кого не возникало вопросов в их лояльности к трону.

«Обычные» казачьи полки формировались по строго территориальному признаку и пополнялись призывниками из одних и тех же мест. Это тоже повышало боеспособность. Вместе служили друзья и соседи, а перед ними ну никак нельзя проявить трусость — позор моментально падал на весь род. Зато и героем гордилась вся станица.

ГОРЯЧЕЕ ЛЕТО 1914 ГОДА

В один из жарких июльских дней 1914 года во всех казачьих областях страны от станичных правлений галопом поскакали в разные стороны казаки. Каждый из них держал в руке маленький красный флажок — «сполох», означавший сигнал общей тревоги и немедленного сбора казаков второй очереди строевого разряда. Завидев мчавшихся во весь опор всадников с флажками, народ понял, что это была не обычная учебная тревога. Бросив дела (а в это время шла уборочная страда), казаки поспешили к своим станичным правлениям. Так в казачьи курени постучалась война, названная потом Мировой, Великой и Германской.

Казачьи воинские части формально относились к т. н. «иррегулярным войскам» русской армии, отличаясь от регулярных армейских частей системой комплектования, порядком прохождения воинской службы, внутренней структурной организацией.

Все мужское казачье население по достижении 18 лет считалось военнообязанным. При этом не только отбыть положенную действительную службу, но и значительный срок (восемь лет) находиться в запасе.

По достижении призывного возраста казаки зачислялись в приготовительный разряд, в котором в течение года проходили начальную военную подготовку в специальных военных лагерях на территориях своих войск. Затем они переводились в строевой разряд, подразделявшийся на три очереди. Первая очередь (четыре года) — действительная служба непосредственно в воинских частях. После отбытия военной службы казаки переводились во вторую очередь, в которой они числились следующие четыре года. Части второй очереди находились в постоянной мобилизационной готовности, поэтому второочередные казаки обязаны были иметь строевых лошадей, полную военную экипировку и проходить ежегодные трехнедельные тренировочные военные сборы в лагерях. Потом они переводились в третью очередь строевого разряда, в которой находились еще четыре года и должны были проходить один лагерный сбор. По истечении установленного двенадцатилетнего срока строевого разряда казаки зачислялись в запасной разряд. А после пятилетнего пребывания в нем переводились на льготу и в случае крупномасштабной войны могли призываться уже не в строевые, а только в ополченские формирования.

 

Из-под кочек, из-под пней

Лезет враг оравой!

Гей, казаки, на коней

И айда за славой!

 

Помни, срока своего

Смерть не проворонит,

А кому не срок

Того и в бою не тронет.

 

Тает, тает сизый дым,

Ты прощай, станица.

Мы тебя не постыдим,

Будем лихо биться.

 

Эх, зудит моя рука,

Будет с немцем рубка!

Помолись за казака,

Белая голубка.

 

Н. Агнивцев. Казачья песня

 

В 1914 году «сполох» призвал казаков второй и третьей очередей строевого разряда (в «Тихом Доне» казаки второго разряда — это Петр Мелехов и Степан Астахов (муж Аксиньи), Григория Мелехова в армию призвали «во второй день Рождества 1913 года», то есть в начале войны он находился на действительной службе).

Из призванных второочередников сформировали девять новых казачьих дивизий: 3, 4 и 5-ю Донские, 1-ю и 2-ю Кубанские, 4-ю Кавказскую, 1-ю Терскую, 1-ю Уральскую и 1-ю Оренбургскую, а также шесть отдельных конных и две пешие казачьи бригады (две Забайкальские, Донскую, Кубанскую и Сибирскую, Туркестанскую конную и две Кубанские пластунские). Остальные казачьи полки, главным образом 3-й очереди, были приданы некоторым пехотным дивизиям и армейским корпусам в качестве войсковой конницы.

И Германия, и Австро-Венгрия, как положено инициаторам конфликта, начали подготовку к войне загодя. В России, согласно плану мобилизации, армия полностью комплектовалась за 45 суток. Поэтому в первые дни Великой войны основной задачей русского командования стало прикрытие приграничных рубежей и обеспечение планомерного сосредоточения основных сил. Эту задачу в силу своей мобильности могли выполнить кавалерийские части. Первыми к границе выдвинулись 11 кавалерийских и казачьих дивизий.

Григорий Мелехов, как мы знаем, служил в 12-м Донском казачьем полку 11-й кавалерийской дивизии, располагавшейся как раз неподалеку от границы с Австро-Венгрией (штаб в городе Дубно — ныне Украина). Первые столкновения казаков с вражескими разъездами хорошо описаны в романе. Да и кроме этого, являются чистой правдой — казаки одними из первых вступили в войну со стороны России. В 5-й русской армии это были 7-я и 1-я Донские казачьи дивизии, в 3-й армии — 3-я Кавказская казачья дивизия, 8-й армии – 2-я Сводно-Казачья дивизия.

 

КУЗЬМА ФИРСОВИЧ КРЮЧКОВ

Первым нижним чином, удостоенным в период Первой мировой войны самой почетной солдатской воинской награды, Георгиевского креста, стал донской казак, уроженец хутора Нижне-Калмыковского Устъ-Медведицкой станицы Области Войска Донского приказный (ефрейтор) 6-й сотни 3-го Донского имени Ермака Тимофеевича казачьего полка Кузьма Фирсович Крючков.

Свой подвиг он совершил в самые первые дни войны, когда русская и германская армии только начинали развертывание под прикрытием завесы из кавалерийских подразделений. Дело происходило на границе Германии и царства Польского.

Вот как сам Кузьма Крючков описывал тот бой:

«Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо — я и мои товарищи: Иван Щеголъков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер- офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважные. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько... лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустые, так — уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым Георгиевским крестом».

 

Храбрый наш казак Крючков

Ловит на поле врагов.

Много-ль, мало-ль — не считает,

Их повсюду подцепляет.

Как догонит — не милует,

Сзади, спереди шпигует,

По возможности елику –

Сколько влезет их на пику.

 

В ходе неравного и жестокого боя отважная четверка казаков наголову разбила немецкий кавалерийский взвод! Все раны казаков, к счастью, оказались легкими. Командующий 1-й армией генерал Павел Карлович Ренненкампф и вручил боевые награды в лазарете. Крючков получил Георгиевский крест IV степени (за номером 5501), Астахова, Иванкова и Щеголькова он пожаловал Георгиевскими медалями. От имени командующего армией в адрес наказного атамана Войска Донского была направлена поздравительная телеграмма по случаю награждения казака Войска Донского первым Георгиевским крестом в ходе войны.

О Крючкове очень много писала русская пресса. Его подвиг всячески популяризировался не только через прессу, но и через агитационные плакаты, лубочные картинки и даже агитационные карикатуры, на которых хватающиеся за сердце немцы подбадривают друг друга словами: «Мы вдесятером одного русского казака не боимся!»

Портрет Кузьмы Крючкова печатался даже на папиросных пачках. Никто из казаков ни до, ни после него не был так стремительно вознесен на пьедестал всенародной славы. При этом нельзя не процитировать один из комментариев в ростовской газете того времени:

«Односельчане о Кузьме Крючкове говорятъ такъ: «Bсе Крючковы храбрецы! Такая ужъ семья, а Кузьма храбрее всех! Среди своихъ хуторянъ вся семья Крючковыхъ пользуется заслуженной репутацией домовитыхъ и релипозныхъ людей».

 

1 ГЕРОЙ

Четыре русских казака,

А немцев было тридцать два.

И вот один казак Крючков

Вдруг в кучу врезался врагов.

Три остальных за ним спешат

И немцев вкруг себя крошат.

И вот чрез несколько минут

Настал для немцев уж капут.

Хоть и залит Крючков весь кровью,

Но не моргнет он даже бровью.

Он смело вкруг себя рубил,

Одиннадцать врагов убил

И, получив шестнадцать ран,

Без помощи доехал в стан.

За храбрость стал казак донской

Теперь известен как герой.

 

Вот она, бетонная связка между казаком на войне и родными в тылу. К концу Первой мировой войны Кузьма Крючков дослужился до звания подхорунжего и стал полным георгиевским кавалером.

В Гражданскую прославленный герой и кумир земляков сражался на стороне белых, в рядах 13-го Конного полка Усть-Медведецкой дивизии. Он был смертельно ранен в начале августа 1919 года в бою около села Громки.

Советская пропаганда старалась представить подвиг Крючкова как «раздутый». Однако довольно точное описание схватки возле Александрово можно прочитать в романе «Тихий Дон» Шолохова.

Дальнейшие события развивались следующим образом.

Поскольку определение направления главного удара оставалось прерогативой русского командования, было принято решение направить его против Австрии. Наступление начали четыре русские армии: третья (командующий — генерал Николай Владимирович Рузский, казнен красными в 1918 году в Пятигорске), четвертая (командующий генерал Антон Егорович Зальца, умер своей смертью в 1916 году), пятая (командующий — генерал от кавалерии Павел Адамович Плеве, умер своей смертью в 1916 году) и восьмая (командующий — генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов, перешел к красным, умер в 1926 году). Третья и восьмая армии должны были наступать на Львов, пятая и четвертая — по линии Львов — Перемышль. Начались тяжелые бои в Галиции, в результате которых русской армии удалось достичь пусть не быстрых (четыре австрийские армии упорно сражались с четырьмя русскими), зато решительных побед.

В этот период отмечались случаи массового героизма казаков... Только в течение первого месяца войны только из числа кубанских казаков более пятисот человек заслужили Георгиевские кресты!

Герой «Тихого Дона» Григорий в одном из сражений в Галиции в стычке с венгерскими гусарами получил уд ар палашом по голове, упал с коняг потерял сознание. Но, ослабевший, страдая от раны, вынес на себе раненого офицера и получил свою первую награду: солдатский Георгиевский крест.

Первым кавалером офицерского военного ордена Святого Георгия также считается казак Сергей Владимирович Болдырев. Правда, эта информация не разделяется современными историками. Дело в том, что у уроженца станицы Богоявленской Области Войска Донского сотника

го Донского имени генералиссимуса князя Италийского графа Суворова-Рымникского полка сложилась очень неполиткорректная судьба. 20 августа 1914 года при набеге на Алленштейн хорунжий Болдырев, «высланный на утомленных лошадях в разведку, проник в середину передвигающихся частей противника, где неоднократно был преследуем, даже окружен, но тем не менее доставил своевременно важное донесение, чем значительно помог своему отряду». За что и был награжден. В Гражданскую дослужился до полковника в Вооруженных силах Юга России. Потом эмигрировал в Югославию и во время Второй мировой войны сражался с Советами в частях Русского корпуса на стороне немцев. А после окончания Второй мировой стал журналистом и очернял советский строй.

Современные исследователи пальму первенства отдают другим казакам.

Первым крупным сражением Мировой войны, победа в котором была обеспечена действиями казачьих соединений, можно считать битву у Городка (ныне Хмельницкая область Украины). В начале августа 1914 года здесь разворачивалась 2-я сводная казачья дивизия, которая была внезапно атакована переправившимся через пограничную реку Збруч 11-м австрийским корпусом. Казачьи посты оказались сбиты, а штаб дивизии пребывал в растерянности от внезапного нападения. К счастью, в ситуации вовремя успел сориентироваться командир одной из бригад Александр Александрович Павлов. Приданным дивизии четырем ротам пехоты он приказал занять оборону на окраине Городка, свою бригаду расположил в сторонке. Выдвинул вперед пулеметы и артдивизион. Когда австрийская конница сомкнутым строем устремилась на штурм, ее встретил шквал огня. Первые ряды были скошены, всадники задних рядов налетали на убитых, кони спотыкались о трупы... Ударившие во фланг казаки завершили разгром. После этого боя командующий 8-й армией Брусилов назначил Павлова новым командиром дивизии, хотя сам Александр Александрович был не казаком, а сыном начальника... Киевского жандармского управления.

В Гражданскую в начале 1920 года Александр Александрович Павлов сменит умершего от тифа генерала Мамонтова во главе 4-го Донского казачьего корпуса, разгромит конный корпус Думенко и дивизию Азина. Но потом потерпит поражение от армии Буденного, эмигрирует и закончит свою жизнь в Югославии.

1914 ОСЕНЬ

Первые приграничные бои против Австрии были тяжелы, но они не шли ни в какое сравнение с боями на «германском» фронте.

В Восточной Пруссии наступали 1-я и 2-я армии под командованием генералов Павла Карловича Ренненкампфа и Александра Васильевича Самсонова. Наступали не в полном штатном составе. Немцы очень сильно потрепали французов, и долг союзника, а Россия всегда была верным союзником, требовал немедленной помощи. В начале августа 1914 года русские части перешли границу империи и к началу сентября ценой огромных жертв спасли французскую армию от разгрома, а Париж от оккупации. В европейской истории эти события значатся как «чудо на Марне»: англо-французским войскам удалось выиграть крупное сражение, потому что немцы в решающий момент перебросили два армейских корпуса и кавалерийскую дивизию на Восточный фронт. В этих боях практически полностью полегла 100 000 армия генерала Самсонова, а сам генерал, не вынеся позора окружения, застрелился... Попавшим в окружение трем казачьим полкам удалось прорвать и выйти к своим. К слову сказать, казаки крайне неохотно сдавались в плен. Нижеприведенные данные собрал известный исследователь, преподаватель истории Первой мировой войны во французской Военной академии генерал-лейтенант Николай Николаевич Головин.

После оглушительного разгрома второй армии и отступления первой русские части оказались вытесненными за пределы Восточной Пруссии. Но зато в Галиции имел место быть явный успех. Австрийская армия оказалась зажатой в тисках между Карпатами и Вислой. Не доставало только молота, чтобы на этом театре военных действий достигнуть победы.

Теперь уже Германия поспешила на помощь союзнику, перебросив часть сил на юг, в Силезию. Германское командование решило нанести удар из районов Кракова и Ченстохова на Ивангород и Варшаву. Надеемся, все помнят, что в это время Варшава еще принадлежала России, входя в состав русской «губернии царства Польского».

Немецкое наступление началось в конце сентября. К середине октября германцам удалось занять весь левый берег Вислы вплоть до Варшавы. Но дальше продвижение врага остановилось. В руках русской армии на левом берегу Вислы остались предмостные укрепления Ивангорода и Варшавы и небольшой плацдарм у Козенице (примерно 80 км до Варшавы), где засели части III Кавказского корпуса 4-й армии, которые немцам, несмотря на титанические усилия, так и не удалось отбросить за реку. Корпусом командовал генерал от артиллерии Владимир Александрович Ирманов, участник Русско-японской войны, человек выдающейся храбрости (в Гражданскую воевал за белых в корпусе генерала Шкуро, умер в эмиграции).

Немцы увязли в ожесточенных боях в варшавских предместьях, а 4-я и 5-я русские армии перешли в наступление. Началось форсирование Вислы: 5-я армия южнее

Варшавы, а 4-я с таким расчетом, чтобы ударить во фланг и тыл наступавшей германской группировки. Долгих десять дней длилась эта переправа под артиллерийским и пулеметным огнем. Сколько воинства православного полегло — не счесть. Но в итоге обратили врага в бегство.

На завершающем этапе битвы за Варшаву заметную роль сыграли казачьи подразделения. Вот что вспоминал об этих боях будущий белый генерал, а в то время молодой есаул, командир взвода 3-го Хоперского полка Андрей Григорьевич Шкуро.

«Мы были направлены к Тарно ее, к которой подошли в самый разгар боя. Без мостков, в чистом поле, выпрыгнули казаки верхом из вагонов. С места, в конном строю, помчались в конную атаку на немецкую гвардию и австрийскую пехоту. Пролетая карьером, я видел, как наши славные апшеронцы, выскакивая из вагонов со штыками наперевес, в свою очередь, бросались в атаку. Мы бешено врубились в неприятельские цепи. Казаки дрались, как черти, нанося страшные удары. Неприятель не выдержал, побежал. Далее последовала картина разгрома вдребезги. Мы пустились в преследование, забирая массу пленных... Через реку Сан переправились вплавь на конях. Под Сенявой я, командуя взводом в составе 17 шашек, в разъезде, встретился внезапно с эскадроном гвардейских гусар. Мы заметили их прежде, так как были в лесу, а они в поле; я выскочил на них с гиком, но они, в свою очередь, пошли в атаку. Мы сбили их, взяли в плен двух офицеров, 48 гусар и два исправных пулемета. За это дело я получил заветную «клюкву» — Св. Анну 4-й степени на шашку, с красным темляком».

За два последующих месяца русская армия понесла несколько тактических поражений. Неудачно закончилась попытка наступления вглубь Германии, которое наткнулось на встречное немецкое наступление. Упорные бои шли по всему фронту, принеся существенные потери в живой силе обеим сторонам. В декабре русское командование решило отвести части на укрепленные позиции. С этого момента для русской армии началась «позиционная» война.

К концу 1914 года в действующей армии находилось свыше 180 тысяч казаков и 4 тысячи казачьих офицеров. К этому времени было мобилизовано более половины всех казаков призывного возраста.

Уже на первом этапе войны перед казачьими войсками страны встали серьезные социально- экономические проблемы. Массовый призыв в армию наиболее дееспособных работников очень скоро сказался на экономическом состоянии подавляющего большинства казачьих хозяйств. Крайне негативные последствия в этом плане имели и значительные финансовые затраты казаков на приобретение строевых коней, снаряжения и обмундирования. К тому же зачастую из семьи на фронт уходили все молодые мужчины. Хозяйство оставалось на стариков, баб и детишек. Это приводило к тяжелым последствиям. Станичных и войсковых капиталов не хватало, чтобы обеспечить всех нуждающихся. Да и сами по себе войсковые капиталы были серьезно истощены массовой мобилизацией — не у всех казаков хватало денег на покупку необходимого снаряжения.

Для частичного облегчения уже в сентябре 1914 года правительство империи приняло специальное постановление «0 переложении с войсковых капиталов казачьих войск на казну расходов, имеющих государственное значение». Согласно данному положению, казачьи войска освобождались от уплаты государственному казначейству денежных средств на содержание Казачьего отдела Главного штаба, некоторых управлений Генерального штаба и ряда других общегосударственных ведомств. Все затраты, связанные с содержанием и деятельностью войсковых наказных атаманов, войсковых штабов, местных команд, учебных сборов льготных частей, выплатой пособий офицерам и казакам при выходе на службу, а также с некоторыми другими войсковыми нуждами, государство брало на себя. Но... война только начиналась.

СУРОВЫЙ 1915

Январь 1915 года русская армия встретила на следующих рубежах. Северо-Западный фронт стоял на линии от Шавли (он же нынешний Шуляй, север Литвы) до крепости Осовец (нынешняя Польша) В его состав входили 1, 2, 5 и 10-я армии. Юго-Западный фронт от реки Пилица (юг Плыли) до Карпат. В его составе находились 4, 5, 8 и 9-я армии. Из них конницы — 31 дивизия (18 — Северо-Западный фронт, 13 — Юго-Западный), из них 50 полков казачьей войсковой конницы.

В январе началось немецкое наступление в Восточной Пруссии, а весной и летом крупномасштабные наступательные операции германцы начали в Галиции и Польше. Немецкое командование решило нанести сокрушительное поражение русской армии, вывести Россию из войны, после чего направить усилия на европейский театр боевых действий. Сосредоточив на Восточном фронте огромное количество сил и средств, в том числе и тяжелой артиллерии, немецкие и австро-венгерские армии устремились вперед. Русская армия оказалась в тяжелом положении. Не хватало оружия и боеприпасов. Не хватало артиллерии, а тяжелой практически не было совсем. Но хуже всего дело обстояло с артиллерийскими снарядами. Их запас иссяк еще в первые месяцы войны, а отечественная промышленность не справлялась с потребностями по их производству... Неся большие потери, русская армия вынуждена была начать отступление почти по всему фронту. В этих сложных условиях на кавалерию возлагалась задача арьергардного прикрытия отходящих войск. Причем не пассивного, а самого что ни на есть наступательного — атаки на передовые части противника с целью приостановления его продвижения вперед. Эти задачи выполняли в том числе и казачьи части и соединения. Здесь необходимо сделать небольшую ремарку.

Генерал-лейтенант Николай Николаевич Головин:

«Конницы всехъ европейскихъ армій вступили во всемірную войну, исповедуя ученія «шока». Картины конныхъ атакъ эпохъ Наполеона упорно гипнотизировали военные умы... Въ первый периодъ воины, когда какъ разъ действия конницы могли получить широкое применение, приверженность къ старой доктрине ярко выразилась въ томъ, что кавалерия «таскалась» въ бригадныхъ и полковыхъ колоннахъ... несла ненужные потери, жалась къ пехоте и мешала ей... Намъ пришлось неоднократно испытать на себе всю ошибочность устарелаго роководства».

На французско-германском театре военных действий в самом начале войны происходили столкновения крупных масс конницы. Все они привели к огромным потерям с обеих сторон. Эти эпизоды любят в силу зрелищности показывать в фильмах — конная лава на конную лаву. Выжить в такой рубке крайне сложно, и немецкое, и французское командование очень быстро сделало выводы о неэффективности таких потерь, и как следствие, о неэффективности применения крупных конных соединений без огневой поддержки. По большей части конница начала использовать лошадей для мобильности перемещения, а воевать стала в пешем строю. Для чего усиливалась пулеметами и артиллерией. В русской армии таких изменений в тактике ведения боя не произошло. Конные сотни по-прежнему ходили «лавой» на пулеметы и артиллерию противника. И дело было не в косности русского военного командования. Просто, как мы уже упомянули ранее, вооружения катастрофически не хватало. Шашка и пика — русское оружие Первой мировой воины.

Признавая этот факт, при Верховном главнокомандующем в марте 1915 года была учреждена должность походного атамана всех казачьих войск. То есть атамана на время войны — так повелось у казаков: предводитель отряда, выступавшего в поход, получал название походного атамана. Им стал великий князь Борис Владимирович, двоюродный брат государя. Это назначение показывало, насколько высоко Николай II оценивал роль казаков в защите Отечества.

Великий князь занялся вопросами тылового обеспечения казачьих частей, своевременным награждением отличившихся. В сентябре того же года был сформирован специальный штаб походного атамана при Верховном главнокомандующем, начальником которого стал легендарный генерал- майор Африкан Петрович Богаевский, донской казак, в будущем — первопоходец и атаман Всевеликого Войска Донского. Штаб походного атамана получил право контролировать деятельность казачьих частей, назначать казачьих офицеров на все командные посты, вплоть до командира отдельных казачьих бригад, а главное — образовывать особые казачьи партизанские отряды и отряды специального назначения, предназначавшиеся для действий во вражеских тылах...

Приказ № 2 походного атамана казачьих войск от 30 октября 1915 года фактически положил начало созданию российского спецназа. Примерно через полгода штаб походного атамана разработал «Табель специального имущества» для снабжения казачьих отрядов специального назначения, отправляемых в тыл противника. Итак, на каждого бойца:

Бинокль;

два компаса;

двое часов;

три фонаря;

десять ручных гранат и десять же бомб Новицкого (для проходов в проволочных заграждениях);

два топора;

одна пила.

На отряд: два пулемета, один подрывной вьюк (включающий тол и бикфордов шнур).

Командиром одного из первых (если не первого) отряда специального назначения стал кубанский казак Андрей Григорьевич Шкуро, будущий генерал-лейтенант ВСЮР и будущий группенфюрер СС. В конце 1915 года он сформировал партизанскую сотню из кубанских казаков (Кубанский конный отряд особого назначения).

Из воспоминаний Андрея Григорьевича Шкуро («Записки белого партизана»):

«Организация партизанских отрядов мне рисовалась так: каждый полк дивизии отправляет из своего состава 30-40 храбрейших и опытных казаков, из которых организуется дивизионная партизанская сотня. Она проникает в тылы противника, разрушает там железные дороги, режет телеграфные и телефонные провода, взрывает мосты, сжигает склады и вообще по мере сил уничтожает коммуникации и снабжение противника, возбуждает против него местное население, снабжает его оружием и учит технике партизанских действии, а также поддерживает связь его с нашим командованием.

Высшее начальство одобрило мой проект, и я был вызван в Могилев, в Ставку походного атамана всех казачьих войск. Там я присутствовал при опытах со вновь изобретенной зажигательной жидкостью, которой наполнялись снаряды и пули. При ударе пуля разрывалась и возникал пожар, не поддававшийся никакому тушению. На одном из опытов присутствовали государь... Мне было предложено применить и это изобретение во время партизанских набегов, но я так и не получил никогда этих зажигательных пуль.

По обратном возвращении в полк я был прикомандирован в штаб нашего корпуса и формировал партизанскую сотню исключительно из кубанцев. В конце января состоялось первое боевое применение моего отряда».

И еще о деятельности отряда:

«Каждые двое суток мы выходили ночью в набеги, часто с прибавленными к моему отряду пехотными разведчиками. Мы очень беспокоили немцев, настолько усиливших бдительность, что нам приходилось постоянно менять место нашей работы. Мы брали много пленных: частенько приводили их по сотне и больше. Однако основная цель нашей работы — организация партизанской деятельности населения в неприятельских тылах — так и не была достигнута вследствие пассивности и запуганности населения».

У генералов Брусилова и Врангеля, правда, на сей счет было особое мнение. Они считали, что партизаны в тылах по большей части занимаются пьянством и грабежами, чем доставляют вполне очевидные хлопоты мирному населению.

Генерал Алексей Алексеевич Брусилов:

«Правду сказать, я никак не мог понять, почему пример 1812 года заставлял нас устраивать партизанские отряды, по возможности придерживаясь шаблона того времени? Ведь обстановка была совершенно другая... Казалось бы, нетрудно сообразить, что при позиционной войне миллионных армий действовать так, как 100 лет тому назад, не имело никакого смысла... В конце концов партизаны были расформированы, не принеся никакой пользы, а стоили громадных денег. И пришлось некоторых из них, насколько мне помнится, по суду расстрелять, других сослать в каторжные работы за грабеж мирных жителей и за изнасилование женщин.

К сожалению, этими злосчастными партизанами не один наш главнокомандующий увлекся, но и вновь назначенный походный атаман великий князь Борис Владимирович последовал его примеру.

И по его распоряжению во всех казачьих частях всех фронтов были сформированы партизаны, которые, как и на нашем фронте, болтались в тылу наших войск и, за неимением дела, производили беспорядки и наносили обиды ничем не повинным жителям, русским подданным. Попасть же в тыл противника при сплошных окопах от моря до моря и думать нельзя было. Удивительно, как здравый смысл часто отсутствует у многих, казалось бы, умных людей».

Очень резкое суждение. В пику этому суждению можно привести в пример легендарный отряд атамана Лунина, точнее отряд специального назначения поручика 8-го Финляндского стрелкового полка Леонида Николаевича Лунина, образованный при поддержке командования Северным фронтом.

ОТРЯД АТАМАНА ПУНИНА

Это было одно из самых известных партизанских формирований Первой мировой войны, отряд-образец, отряд- легенда (который станет настоящей кузницей кадров Белого движения России).

В него вошли 11 офицеров, 17 урядников и унтер- офицеров, 296 казаков и рядовых. Среди специалистов были 7 подрывников, 8 телефонистов, 4 телеграфиста, б кузнецов, 3 ветеринара, 5 фельдшеров и 3 доктора. Более половины личного состава, включая и самого командира, — георгиевские кавалеры. На знамени отряда, черном разумеется, гордо и смело белели изображение адамовой головы и надпись: «ВСАДНИКИ, НЕСИТЕ СМЕРТЬ ГЕРМАНИИ». На оборотной стороне — изображение св. Георгия, поражающего копьем змия. Судя по всему, знамя было самодельным.

Отряд атамана Пунина входил в состав 12-й армии Северного фронта и занимался рейдами по тылам противника. В начале 1916 года партизаны ежедневно работали на передовой, выискивая бреши для прорыва в тыл германцам. И в этом смысле слова генерала Брусилова в полной мере соответствовали реалиям — пробраться сквозь сплошную череду окопов, огневых рубежей, колючей проволоки, минных заграждений было очень непростой задачей. Но она выполнялась. Партизаны не только уничтожали живую силу противника, но и, что более важно, брали «языков» и выполняли функции фронтовой разведки.

Атаман Лунин погибнет 1 сентября 1916 года, попав в засаду во время одной из вылазок. Его тело захоронят в Павловске под Петроградом (городе детства). В марте 1917- го военный министр Гучков дарует отряду имя атамана Лунина. Но вскоре в армии начнутся процессы разложения, которые коснутся и легендарных партизан. Носителем революционных настроений в отряде окажется поручик Станислав Булак-Балахович, весьма противоречивая персона Гражданской войны (о жизни и боевом пути Батьки Булак-Балаховича — в «Досье Коллекции», № 32, «Белая гвардия. Войсковые партизаны»). Понимая, что изменить ситуацию невозможно, отряд покинет большая часть офицеров. Но бесценный опыт, полученный в мировую войну, многим из них пригодится в Гражданскую.

Бывший сотник и командир 3-го эскадрона барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг приобретет статус «бога войны» у монголов, а также по совместительству те же монголы станут его величать «белым рыцарем Тибета» и «воином Шамбалы» (расстрелян в 1921 году).

Бывший командир 2-го эскадрона корнет Станислав Никодимович Булак-Балахович станет командующим собственной партизанской армией, повоюет и за красных, и за белых, и за поляков (убит в Варшаве в 1940-м немецким патрулем).

Бывший командир 5-го эскадрона корнет Георгий Адольфович Домбровский станет известным польским партизаном по кличке Лупашка. Будет командовать конными диверсионными отрядами в боях против Красной армии в 1919— 1920 годах (в 1940 году захвачен НКВД в Литве, казнен).

Бывший начальник артиллерийского отделения поручик Николай Алексеевич Зуев, оренбургский казак и без всякого преувеличения национальный герой. Один из самых юных в истории кавалеров Знака отличия Военного ордена 4-й степени (в 14 лет) за Русско-японскую войну. Занимался сбором разведданных для защитников осажденного Порт-Артура. После войны в его судьбе принял участие государь лично — по высочайшему повелению Николай Зуев был определен на казенный счет в Симбирский кадетский корпус, а затем в Михайловское артиллерийское училище в Петербурге. В отряд Пунина вступил добровольно, воевал с ним до 1917 года. В Гражданскую командовал бронепоездами (на стороне белых), дослужился до полковника. После Гражданской — в РОВС, четыре раза забрасывался на территорию СССР для выполнения разведывательных заданий. Потом руководил подготовкой диверсантов из числа русских эмигрантов. Во Вторую мировую вместе со своими учениками воевал против Советов на Восточном фронте. Похоронен на кладбище монастыря Новое Дивеево (США).

А вот младший брат покойного атамана Лев Лунин в 1918 году перейдет на сторону красных. И так и прослужит им до самой смерти в 1963 году, заработав за военную карьеру два ордена Красного Знамени.

И все же снова отдадим должное генералу Брусилову: масштабных партизанских действий во время Первой мировой войны не получилось. Маршал СССР начальник Генерального штаба РККА Борис Михайлович Шапошников (бывший полковник царской армии), анализируя деятельность казачьих партизанских отрядов в Первую мировую войну, писал, что причина неудачи в упущенном времени. Развивать их нужно было в 14-м году, а не 15-м, во время полномасштабной позиционной войны. Все мы знаем, что Красная армия учла уроки, когда снова пришлось воевать с германцами... Тем не менее в 1915 году казачьи партизанские отряды и отряды специального назначения действовали на всех фронтах. Только на Юго-Западном фронте в одиннадцати отрядах сражалось более 1700 человек. За проявленные в рейдах смелость и героизм многие казаки были отмечены боевыми наградами, в том числе самыми почетными — георгиевскими.

Были и полные георгиевские кавалеры (обладатели, как тогда говорили, полного Георгиевского банта). Один из наиболее известных партизан- разведчиков — донской казак с хутора Поповского Еланской станицы хорунжий Егор Ивлевич Каменнов.

Его судьба трагична, как и судьба всего российского казачества. Все четыре креста Егор Каменов заработал в Первую мировую. Первый — за атаку, в которой зарубил шашкой пятнадцать человек, второй — за разведку, в которой втроем привели 27 языков, третий — за доставку из разведки четырех немецких офицеров штаба, четвертый — за захват немецкого орудия (в тылу немцев, разумеется). В Гражданскую отказался записываться в Красную армию, за что был сослан в лагеря Архангельской губернии, где каким-то чудом выжил. Вернулся в родную станицу только... после окончания Второй мировой войны. В новой стране долго прожить не смог — покончил жизнь самоубийством.

Второй год войны потребовал от казачества нового напряжения сил. В казачьих областях прошли очередные массовые мобилизации. К концу 1915 года непосредственно в действующей армии на фронте находилось уже 292 тысячи казаков. Общий призыв с начала войны забрал из родных куреней более трехсот тысяч казаков. Войско Донское выставило 60 казачьих полков (из них первой очереди — 20 полков, второй очереди -18 полков, третьей очереди — 22 полка). Кубанское войско направило в армию 37 казачьих полков (из них первой очереди -11 полков, второй очереди -11, третьей очереди -15 полков). Из терских казаков к этому времени было сформировано 12 казачьих полков (по 4 полка в каждой из трех очередей). Оренбургским казачьим войском было полностью укомплектовано 18 казачьих полков (из них по 6 полков в каждой из трех очередей). Из числа уральских казаков было образовано 9 казачьих полков (по 3 полка в каждой из трех очередей). Астраханцы составили 3 казачьих полка (по одному в каждой из трех очередей). Сибирское войско сформировало 9 казачьих полков (по 3 полка в каждой из трех очередей). Также 9 казачьих полков направило в армию Забайкальское казачье войско. Из амурских казаков первой и второй очередей строевого разряда образовали два полка. Уссурийское казачье войско направило в действующую армию один первоочередной полк. В Семиреченском казачьем войске было сформировано три полка (по одному в каждой из трех очередей строевого разряда). То есть воевало практически все трудоспособное мужское население.

Просто нельзя не сказать, что вместе с казаками уходили на фронт и полковые священники. И некоторые из них проявили себя на поле брани настоящими героями. Например, священник станицы Полтавской отец Иоанн Ястребов (10 кубанский пластунский батальон). Он перевязывал раненых на поле боя, не ограничивая свою деятельность только молитвой. А когда было совсем сложное положение, брал винтовку и шел на передовую. Убит осколком снаряда. За подвиги награжден орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом.

При этом на второй год войны недостаток продовольствия и фуража стал уже ощущаться и в казачьих частях. Командование пыталось как-то улучшить быт. Как только предоставлялась возможность, казаков отправляли в отпуск, во время постоев разрешалось приезжать женам. Выдавались различные пособия, например на ремонт снаряжения. В регулярных частях, безусловно, таких послаблений не существовало. Но в казаках видели не только защитников Родины, но и защитников престола. Казаки выполняли функции заградительных отрядов, вылавливали дезертиров и агитаторов, участвовали в подавлении волнений.

1916 ГОД

Русская армия в начале 1916 года имела в своем составе 55 корпусов. Тринадцать — в составе Северного фронта (командующий генерал Алексей Николаевич Куропаткин), двадцать три корпуса в составе Западного фронта (командующий Алексей Ермолаевич Эверт), девятнадцать — в составе Юго-Западного (командующий генерал Алексей Алексеевич Брусилов). Весной 1916 года в ставке Верховного главнокомандующего в Могилеве состоялось совещание для разработки плана третьего года войны. Из трех командующих фронтами только генерал Брусилов имел более или менее оптимистичное мнение. Куропаткин с Эвертом сомневались в достижении успеха на своих направлениях. В результате совещания было принято решение наиболее активные действия возложить на армии Юго-Западного фронта.

Наступление Юго-Западного фронта в мае-июне 1916 года в очередной раз облегчило положение союзников по Антанте. Германским войскам пришлось не только стянуть все резервы на Восточный фронт, но и перебросить часть войск (20 дивизий) с Западного фронта. И тем не менее русской армии сопутствовал успех. Потери Австро-Венгрии убитыми, ранеными и пленными превысили полтора миллиона человек.

Плюс достались немалые трофеи, в том числе и вооружение. Кроме военных успехов были еще и политические — в войну на стороне Антанты выступила Румыния. Частичная заслуга в успехе наступления, без всякого сомнения, принадлежала казачьим частям. Всего в нем участвовало 40 казачьих полков, в качестве приданных сил, а также в составе 2-й Сводно-Казачьей, 1-й и 6-й Донской, 1-й Терской и 3-й Кавказской казачьих дивизий. Несколько позже на Юго-Западный фронт в составе 3-й армии (командующий генерал Леонид Вильгельмович Леш) были переброшены 5-я Донская, 1-я Кубанская и Забайкальская казачьи дивизии.

Тем временем в тылу обстановка существенно ухудшилась. На третий год войны из-за массовой мобилизации, сокращения рабочих рук (убитые, раненые и покалеченные) и, как следствие, снижения размеров посевных площадей, падения урожайности, уменьшения поголовья скота, падения общего уровня сельскохозяйственного производства уменьшились получаемые казачьими хозяйствами доходы. А те, что победнее, и вовсе начали разоряться. В данной ситуации сильная спайка между казачьим фронтом и тылом начала приносить прямо противоположный эффект — от состояния казачьих хозяйств напрямую зависела боеспособность такого важного рода войск русской армии, как кавалерия (а казачьи части составляли две трети этого рода войск).

По высочайшему повелению при Главном штабе была создана специальная комиссия, названная «Совещанием о поднятии экономического и сельскохозяйственного положения Донского и Оренбургского казачьих войск». Возглавил его член военного совета генерал от инфантерии Павел Осипович Щербов-Нефедович (расстрелян в Петрограде осенью 1918 года), до войны занимавший пост начальника Главного управления казачьих войск. Комиссия приняла ряд решений. Увеличили денежное пособие казакам при выходе на службу в военное время — 300 рублей конному казаку и 75 рублей пешему (для казаков второй очереди — 20 и 50 рублей). Ввели компенсацию за утрату «строевой лошади на фронте не по вине владельца» дифференцированно по каждому из войск в зависимости от реальной цены лошади в той или иной казачьей области (от 275 рублей для кубанских казаков до 115 рублей для уральских). И еще ряд мер, не способных кардинально изменить ситуацию. А это, в свою очередь, очень быстро привело к ускорению социального неравенства среди казачества. Проще говоря, как во время любого экономического кризиса, бедные стали еще беднее, богатые еще богаче. Доля бедных казачьих хозяйств к концу 1916-го — началу 1917-го достигла 55,4%. Последствия отсутствия решения социальных проблем скажутся буквально через год, когда часть казаков (примерно половина) поддержит советскую власть.

Но в 1916 году казачьи части оставались одними из самых дисциплинированных и боеспособных. Шутка ли: каждый третий казак — георгиевский кавалер (всего 120 ООО человек), четверть из них — минимум дважды. Половина казачьих офицеров — с золотым Георгиевским оружием. Такую армию было не победить.

1917 ГОД

На момент отречения государя на фронте и в прифронтовом тылу находилось 164 конных казачьих полка, в том числе Лейб-гвардейские Казачий, Атаманский, Сводно-Казачий, три казачьих отдельных конных и один казачий отдельный пеший дивизионы, казачий Собственный Его Императорского Величества конвой, 30 пластунских батальонов, 64 казачьи артиллерийские батареи, 177 казачьих отдельных и особых сотен,

79 казачьих конвоев полу-сотенного состава, 16 казачьих запасных конных полков, три казачьих запасных пеших батальона, шесть казачьих запасных артиллерийских батарей, три казачьих запасных конных дивизиона, семь казачьих запасных конных сотен, пять казачьих запасных пеших сотен, одна гвардейская казачья запасная полусотня, два гвардейских казачьих запасных конных взвода, один казачий запасной артиллерийский взвод. Немалая сила.

Нельзя сказать, что все они или их часть были не лояльны трону, но... Помимо вышеописанных экономических проблем, произошел еще ряд событий, вызвавших резкое недовольство казачества. Во-первых, попытка реорганизации конных частей в пешие, которую Ставка пыталась провести в январе 1917 года. Что греха таить, к этому времени и в России стало совершенно очевидным, что роль конницы в современной войне неуклонно снижается, а прежнее использование приводит к неоправданно большим потерям. Однако «спешивание» затронуло основы казачьей культуры.

Как известно, ломать традиции — штука сложная. Тем более в период смуты. Чревато, знаете ли... И во-вторых, казаков все больше и больше начали привлекать к исполнению полицейских функций. Можно даже сказать, что в большинстве случаев именно на казачьих сотнях и полусотнях держался относительный покой в российской глубинке. Да и в столице, что уж греха таить. Авторитет власти в это время был крайне низкий. И ощущение «войны против собственного народа» постепенно созревало в подразделениях, которым пришлось выполнять функции «поддержания правопорядка». Перелома еще не наступило, но казаки уже начали колебаться в стойкости своих убеждений. Известны случаи отказа казаками применять силу во время подавления демонстраций в Петрограде.

Само по себе отречение государя большого ажиотажа не вызвало. А вот пресловутый приказ № 1, отменявший воинскую иерархию и чинопочитание, затронул одну из базовых основ казачества. Хотя казаки и после этого приказа оставались верными долгу — столетние традиции одним приказом не разрушишь. И первые выступления «революционных» запасных пехотных полков разгоняли казаки же.

Если власть поменялась, то с ней все равно нужно как-то взаимодействовать. На Первом общеказачьем съезде (была такая в революционные годы форма выражения общественного мнения) с представителями от 11 казачьих войск в марте 1917 года был выбран Казачий комитет, который и должен был представлять интересы казаков перед новым Временным правительством. Съезд приветствовал завоеванную свободу, поддерживал Временное правительство и его призыв вести войну до победного конца, провозгласил выборность атаманов, учредил Союз казачьих войск, осудил использование казаков в подавлении народных волнений, объявил все казачьи земли с их недрами, лесами, рыбными и прочими угодьями историческим достоянием казачества и его неприкосновенной собственностью.

В мае состоялся первый за двести лет Войсковой круг (500 выборных делегатов от станиц, 200 — от фронтовых частей). Войсковым атаманом избрали бывшего командующего 8-й армией генерала Алексея Максимовича Каледина, помощником — Митрофана Петровича Богаевского, философа и историка (убит в 1918 году).

Генерал Каледин был не только патриотом, но и генералом. Он понимал, что нельзя нарушать соглашения с союзниками и выходить из войны буквально в двух шагах от победы, и, как мог, убеждал в этом делегатов-фронтовиков. И горячо поддерживал жесткие идеи генерала Лавра Георгиевича Корнилова по наведению порядка в войсках.

Переломным стало июньское наступление 1917 года.

Последнее наступление русской армии в Первой мировой войне началось утром 16 (29) июня. После продолжительной артиллерийской подготовки войска Юго-Западного фронта предприняли штурм австро-венгерских и немецких позиций в Восточной Галиции у населенных пунктов Зборув и Бржезаны. Русская армия почти втрое превышала силы противника — 900 000 штыков против 300 000, а в кавалерии в десять раз: 50 000 шашек против 5000 сабель.

Первые донесения о достигнутых успехах и взятых трофеях позволили министру- председателю Временного правительства князю Львову в своей телеграмме правительствам союзных держав сделать следующий вывод: «18 июня показало всему миру силу революционной армии, которая построена на демократических началах и несет идеалы революции».

Однако мудрый князь Львов сильно переоценил «демократические начала» в армии. Фронт превратился в сплошные митинги. Приказы не выполнялись. Солдаты смещали командиров и отказывались идти в атаку. Разложение достигло даже гвардейских частей. Прославленные преображенцы, семеновцы, измайловцы, павловцы и финляндцы стали неуправляемой солдатской массой.

О состоянии казачьих войск отчитывался Атаман Каледин: «Революционные свободы не вскружили казакам головы, они продолжают нести службу на фронте, среди казаков нет дезертиров, казачество требует решительных мер для водворения порядка».

Катастрофа наступила с началом немецкого наступления (1 сентября 1917 года). Нежелание солдат воевать обернулось бегством всех частей фронта.

25-26 октября в Петрограде большевиками было свергнуто Временное правительство. Казачьи части начали организованно покидать позиции и возвращаться домой.

МОРАЛЬНАЯ УПРУГОСТЬ РУССКОЙ ИМПЕРТОРСКОЙ АРМИИ В ВЕЛИКОЙ (ПЕРВОЙ МИРОВОЙ) ВОЙНЕ

(соотношение количества убытых, раненых, отравленных газами… с количеством пленных, в процентах)

Род войск Убытых, раненых и т. п. Пленных
Казачьи часть 94 6
Гвардейские части 91 9
Армейская кавалерия 79 20
Армейская пехота 65 35
Артиллерия 56 44
Государственное ополчение 42 58
Среднее по всем родам войск 69 31

 

За все годы войны среди казаков не оказалось ни одного дезертира.

Данное обстоятельство не имеет аналогов в мировой военной истории. На него указывали видные военные авторитеты, например А. И. Деникин (по кн.: Владимир Турт. Дорогой славы и утрат. Казачьи войска в период войн и революций. М. 2007).

 

P.S.

НЕРАСКАЗАЧЕННЫЕ

За время войны потери казачества составили 8314 человек убитыми и умершими от ран, 30 032 человека ранеными и контужеными и 6453 человека пленными и без вести пропавшими. Общие потери во всех казачьих частях и подразделениях исчислялись цифрой 44 799. В родные станицы и хутора двигались примерно 250 000 хорошо вооруженных и закаленных в боях казаков. С разными, в том числе противоположными, убеждениями.

В январе 1918 года большевики установили контроль над Донской областью, атаман Каледин покончил жизнь самоубийством, а не принявшие революцию казаки либо примкнули к Корнилову, либо ушли в Сальские степи.

Гражданская война только начиналась. И скоро будут греметь имена атаманов Шкуро (кубанец), Мамонтова (донец), Толстова (уралец), Семенова (забайкалец), Анненкова (сибирец). Советская власть попыталась отнять у казака землю, которой он владел по праву, поскольку она была полита кровью предков и получена службой по защите Отечества. Поэтому большинство казаков примкнуло к Белому движению.

Советская власть ответила политикой красного террора и расказачивания — уничтожения казачества как класса. Но в Гражданской войне, как известно, победили красные. Число погибших в Гражданскую казаков варьируется, по разным источникам, от 70 до 120 тысяч человек. Примерно 40 000 оказались в эмиграции. Еще примерно 20 000 «червонных казаков» (воевавших за советскую власть) были расстреляны или погибли в трудовых лагерях.

Плавная реабилитация казачества началась только в 1936 году, когда в РККА стали создаваться первые соединения из уроженцев казачьих областей. Определенную роль в этом сыграли и общий идеологический поворот в сторону традиционного патриотизма, и особое внимание к коннице, которое проявляли тогдашние руководители Наркомата обороны Ворошилов и Тимошенко, и даже такой частный вроде бы факт, как публикация романа «Тихий Дон» Михаила Шолохова, в котором была представлена другая правда о Гражданской.

Известно, что Гитлер считал казаков потомками древнегерманского племени готов. Сами казаки на родство с готами не претендовали, но, настрадавшись от большевиков, в 1941—1942 годах зачастую встречали немцев как освободителей. Так, в самом начале войны на их сторону перешел полк под командованием донского казака и бывшего конноармейца Ивана Кононова. В 1942 году, еще до подхода вермахта, был создан Штаб освобождения Дона во главе с бывшим полковником царской армии Сергеем Павловым. Несколько позже появился Штаб Добровольческих войск Кубани и Терека.

Не остались в стороне и эмигранты, из которых были созданы три казачьих полка, воевавших против партизан Югославии. В ноябре 1943 года главнокомандующий вермахта Кейтель и министр восточных территорий Розенерг выпустили декларацию, в которой казаки признавались «особым народом» с гарантией им права «на самостоятельность».

В 1944 году было создано Управление казачьих войск при Министерстве восточных территорий, возглавляемое генералом царской армии Петром Николаевичем Красновым. После разгрома Германии подчинявшиеся ему формирования пытались укрыться на оккупированной англичанами территории. Однако британцы не желали сориться со своими союзниками. Несколько тысяч казаков были переданы советскому командованию в австрийском городе Лиенце и уничтожены неподалеку от места передачи. Их лидеры (включая такие знаковые для казачества фигуры, как Краснов и Шкуро) отправились на виселицу.

В то же время в Красной армии количество казачьих соединений постоянно увеличивалось. Правда, выяснилось, что возросшая огневая мощь пехоты ограничила тактическое использование

кавалерии рамками пешего боя. Сближение с противником теперь производилось обычно в конном строю, но по достижении намеченного рубежа всадники спешивались и развертывались в боевой порядок. Атаки в конном строю применялись очень редко и, как правило, только в тех случаях, когда противник не успевал закрепиться на новом рубеже обороны.

Тем не менее, вопреки расхожим представлениям, опыт использования конницы был в целом удачным. В 1943 году генерал Исса Александрович Плиев предложил создать некий симбиоз из танков и конницы — т. н. конно-механизированные группы (КМГ). Эта идея была учтена при проведении в 1943 году реорганизации кавалерии. На место легких дивизий пришли более крупные соединения с более высокой огневой мощью. Кроме того, при проведении наступательных операций стали создаваться временные конно-механизированные группы в составе одного-двух конных и одного танкового или механизированного корпуса. Такие группы великолепно проявили себя при освобождении Украины и Восточной Европы и в короткой блистательной кампании против Японии (август 1945 года). Огромное символическое значение имел тот факт, что в апреле — мае 1945 года казаки участвовали во взятии Берлина.

Начавшаяся в конце 1980-х годов в СССР перестройка дала толчок возрождению казачества как этнической общины и его активизации в социально- политическом плане. Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «0 признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» было закреплено право российского казачества на реабилитацию. Стали создаваться общественные организации, позиционировавшиеся как казачьи. Иногда таких казаков называли «ряжеными», но стоит учитывать, что наши современники — казаки-добровольцы участвовали во многих вполне реальных военных конфликтах (бывшая Югославия, Абхазия, Приднестровье, Чечня), где сражались за интересы Отечества.

По данным Председателя Совета по делам казачества при Президенте РФ Александра Беглова, на 2010 года в России около семи миллионов человек причисляли себя к казакам. Общая численность войсковых казачьих обществ составляла более 700 тысяч человек, в так называемых «нереестровых» общественных казачьих организациях числилось более 600 тысяч.

В России действуют 24 казачьих кадетских корпуса, более тысячи казачьих классов в общеобразовательных учреждениях, в которых учатся более 40 тысяч воспитанников.

Комментарии к статье - ПЕРВАЯ МИРОВАЯ. КАЗАЧЕСТВО

Оставить комментарий